Экономика коронавируса: ближние и дальние горизонты 21.04.2020 22:55

Экономика коронавируса: ближние и дальние горизонты

В стране действует невнятный недо-«карантин», известный также, как «режим самоизоляции». Власти угрожают всем, кто уклоняется от соблюдения этого режима, всевозможными карами, а время от времени даже кого-то штрафуют.

Решение вопроса о помощи тем, кто останется без работы, по всей видимости, откладывается. В социальных сетях тем временем наблюдается всплеск чрезвычайного свободолюбия: многие готовы вернуться на свои рабочие места немедленно, невзирая на грозные окрики, доносящиеся буквально отовсюду. Меня удивляет эта неожиданная любовь к экономическим свободам, вспыхнувшая именно на фоне эпидемии: раньше, в спокойные времена, люди куда более терпимо относились к запретительной активности государства.

Даже старожилы вряд ли припомнят такое, чтобы прежде в нашем бедном городе кто-то открыто был недоволен каким-нибудь властным запретом, препятствующим бизнесу. Хабаровчане обычно вполне безразличны к таким ограничениям. Вот, скажем, статья 29 Кодекса об административных правонарушениях Хабаровского края. Для меня она долгое время служит образцом анти-экономического канцелярского головотяпства. Если совсем коротко, она устанавливает штрафы за розничную торговлю, «в неустановленных для этих целей местах.

В этой примечательной статье фокус состоит в том, что краевой законодатель не указывает прямо на те места в городе, где торговля запрещена. Вместо этого он запрещает коммерческую деятельность примерно везде («в неустановленных местах» - образец юридической неопределённости), но при этом органы местного самоуправления могут милостиво отводить специальные участки, где можно что-то продать или купить.

Главный эффект подобных норм состоит в том, что запреты, которые сформулированы столь широко, туманно и неопределённо, делают невозможными экономический расчёт и планирование новых бизнесов. Предприниматель, будучи зависимым от непредсказуемого усмотрения органа власти, не может планировать свою деятельность. Его планы неизбежно разойдутся с чиновничьими планами, в том числе и в части взглядов на использование территории. Статья 29 КоАП Хабаровского края и связанный с ней корпус краевых и муниципальных нормативных актов – это пример таких документов, которые направлены в основном на прекращение предпринимательских замыслов у вполне законопослушных людей – «чтобы даже и в голове их н было».

Следует понимать, что это в большей степени именно «психологический» эффект, чем непосредственно-финансовый. И, тем не менее, я ни разу не слышал, чтобы кто-то возражал против целесообразности присутствия в краевом КоАП этой бессмысленной статьи. Упомянутая норма краевого законодательства воплощает в себе всю хозяйственную беспомощность – как административных органов, так и самого общества. Все ограничения, которые власть в течение многих лет лихорадочно накладывала на самостоятельное планирование предпринимателями их собственной деятельности, обязательно скажутся, когда встанет вопрос о посткризисном восстановлении экономики. Обратите внимание – я сейчас говорю только об одном элементе ограничительной политики, а сколько их ещё! Тем временем, в СМИ и социальных сетях формируется и другое «течение».

В его рамках часть ораторов продолжает упрямо концентрироваться на непосредственной раздаче наличных денег, которую некоторые люди почему-то ждут от российского государства. Даже если бы это было возможно, прямая раздача денежных пособий всё равно не могла бы рассматриваться иначе, чем аварийная мера с очень коротким горизонтом эффективности. Расширение таких требований - это очень плохой признак, он означает, что общество запугано, находится в состоянии паники, и не планирует свою жизнь дальше ближайших нескольких дней, в течение которых будет потрачено государственное пособие (даже если оно и поступит).

Слишком многие сейчас концентрируются на «государственной поддержке», то есть на самых краткосрочных, буквально немедленных мерах. Однако уже в ближайшие месяцы решающее значение приобретут процедуры урегулирования долгов – их справедливость, эффективность, действенность. Очевидно, что это – институциональный фактор, который оказывает и будет оказывать своё действие в любом горизонте экономического планирования, как в самом краткосрочном, так и в самом долгосрочном.

То же самое можно сказать и о процедуре банкротства для тех, для кого финансовые последствия кризиса станут объективно непреодолимыми. Справедливость и осуществимость процедур, связанных с банкротством – это стратегический вопрос, в отличие от немедленной раздачи денег и еды. То же самое можно сказать и о многих других правовых инструментах. Давайте подведём итог: решающее значение для выхода из кризиса будут иметь те экономические и юридические процедуры, которые максимально облегчат для бизнеса планирование его собственной хозяйственной деятельности, которые дадут ему максимально возможную в наших нелёгких обстоятельствах свободу манёвра.

Передача функции хозяйственного планирования руководителям предприятий означает снижение административного давления на экономику. В то же самое время повысится значение процедур урегулирования экономических споров и банкротств. Думаю, я привёл минимальный список «болевых точек», на которые следует обратить внимание уже сейчас и значимость которых в посткризисный период может достигнуть решающего уровня.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть


Система Orphus


Новости по теме:

Яндекс.Метрика