Молчание пресс-служб: ведомство по работе со СМИ Восточного военного округа не выполняет свои обязанности 24.02.2014 13:10

Молчание пресс-служб: ведомство по работе со СМИ Восточного военного округа не выполняет свои обязанности

О серии ЧП в Восточном военном округе не писал только ленивый. Однако даже самые бойкие и пробивные журналисты не смогли добиться внятных официальных комментариев от пресс-службы ВВО. 



Во всех структурах есть пресс-службы – специально созданные отделы для ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ со СМИ. В пресс-службе военного округа день ото дня наблюдается активное противодействие журналистам, запрашивающим информацию о ЧП не просто из праздного интереса, а руководствуясь действующим законом «О СМИ». 

Сетевое издание Rigma.info, впрочем, как и коллеги из других СМИ, тоже столкнулось с молчанием пресс-службы. Поэтому мы вынуждены инициировать публичное заявление, заручившись комментариями своих коллег, в том числе из федеральных СМИ. 

Ксения Исаева, главный редактор СИ Rigma.info: 

– В последнее время, работая редактором, я никогда не обращалась за комментариями в пресс-службу ВВО. Туда за комментариями (а их после ЧП требовалось много) обращались сотрудники нашего сетевого издания. Никогда не было такого, чтобы корреспондент отвечал, что комментария взять не удалось, потому что пресс-служба, простите, шифруется. Не берет трубки или отключает телефоны. Не просто сухо отказывается от комментария, а пропадает. Недавно в Хабаровском крае с рабочим визитом был министр обороны РФ Сергей Шойгу. Он был в Комсомольске, смотрел нашу оборонную промышленность. Однако нас и большинство наших коллег рядом с министром не было. Списки СМИ формировала пресс-служба ВВО, я подозреваю, чтобы избежать неудобных вопросов тех, кто наиболее активничал в получении комментариев про ЧП, не позвали. Я уверена, Сергею Шойгу были бы заданы вопросы о гибели солдат в ВВО. Эти ЧП становятся страшной тенденцией уже даже не местечкового масштаба. Здесь в Хабаровском крае погибли жители Российской Федерации. А пресс-служба ВВО не удосуживается сделать никакого заявления, хотя бы, чтобы успокоить родственников погибших и местных жителей. 

Юлия Хоровенкова, корреспондент РИА «Трио»: 

– Ни с одной из пресс-служб Хабаровска не возникает таких проблем, как с пресс-службой Восточного военного округа. Они в совершенстве владеют техникой маскировки. Но маскировки топорной. Что-то случилось в округе? У журналистов есть вопросы? Отключаем телефон. Солдат повесился в части? Отключаем телефон. Танк взорвался? Отключаем телефон. И звони хоть зазвонись. Работа со СМИ заключается в рассылке протухших пресс-релизов примерно следующего содержания: Три дня назад в воинской части бойцы получили новые ботинки. И все. Подобными текстами, как они считают, и создают положительный облик армии в целом и Восточного военного округа в частности. При этом воздействовать на них бесполезно. Сколько угодно можно взывать к совести, к профессиональному долгу, хоть головой об стенку биться. Три недели Князе-Волконское трясло от ЧП, которые следовали одно за другим. Серьезных, с человеческими жертвами. Ни одного комментария от пресс-службы, ни одной фразы. Более того, когда взорвался танк, погибли три человека, молодых пацана, коллеги получили пресс-релиз. «Командование ВВО обсудит вопросы сотрудничества с Японией». Вероятно, для них это важнее, чем погибшие пацаны. Пару дней назад сотрудник пресс-службы написал личное сообщение в фейсбуке, типа что вы докопались до округа, снимайте мэров своих, дайте нам до пенсии дослужиться. Сначала думала, что только мне послали. Оказывается, раскидали на нескольких журналистов идентичные тексты, как пресс-релизы. В общем, до тех пор, пока вместо профессионалов в пресс-службе протирают штаны и дослуживаются до пенсии люди-пресс-релизы, ни о каком облике Восточного военного округа говорить не приходится. Ибо жалко все и смешно. 

Ирина Литвак, корреспондент «Российской газеты»: 

– Несколько ЧП, произошедших в последнее время в военных частях под Хабаровском, шокировали общество. Одна за другой гибель солдат, взрывы боевых машин, офицер-маньяк, который выезжал на дорогу, чтобы насиловать и убивать женщин, два повешенных солдата. И все это в течение полутора месяцев! Такого в нашем крае давно не было, если не сказать никогда. Случаи беспрецедентные и в каждом необходимо подробно разобраться, предать огласке. Но так, видимо, считают только журналисты! Это не голословное заявление, а факт, с которым столкнулась лично я – корреспондент федеральной газеты. Ни по одному из случаев – будь то взрыв БМП в военной части «Млечник» или чуть позже, когда там же взорвался танк, в котором сгорели трое военнослужащих, гибели в кузове грузовика по пути на полигон того же злополучного «Млечника» срочника, двух повесившихся солдат мне НЕ удалось получить комментарии в пресс-службе Восточного военного округа. Ее руководитель - подполковник Александр Гордеев, на мой взгляд, выбрал очень удобную тактику поведения – не отвечать на звонки или ссылаться на пресс-службу министерства обороны в Москве. Все, что происходит неприятное и трагическое в округе пресс-служба, в которой, кстати, работает несколько человек, никак не комментирует. Парадокс! Пресс-служба есть, а комментариев нет. Ну, а добиться прямых комментариев от военных тем более не возможно. Отправляют в пресс-службу. 

У меня такое ощущение, что перед этим органом, представляющим интересы ВВО, сейчас стоит одна задача – ничего и никому не рассказывать. Не рассказывать матерям и родным погибших солдат, не рассказывать тысячам семей, из которых в армию уже ушли сыновья или только будут призваны. Никаких комментариев! Тогда, спрашивается, зачем и для кого существует эта самая пресс-служба? А, может, это орган дезинформации общества? Ну, как иначе назвать рассылку пресс-релизов, как тот – о достижениях армейцев в гиревом спорте, в то время как весь город уже говорил о двух повесившихся солдатах на «Млечнике» и в учебном танковом полку в Анастасьевке?

Если посмотреть все телевизионные сюжеты о произошедших ЧП то – это съемки полускрытой камерой на фоне заборов, комментарии простых людей и ни одного чина в погонах. Тоже самое и в газетах, и на интернет-порталах. То есть общество не имеет право знать, не только от чего гибнут в мирное время военнослужащие, но и сам факт их гибели. Чья это директива? И зачем тогда создавать видимость открытости и публичности армии за счет денег налогоплательщиков, если пресс-службы со своей задачей не справляются? Я, как журналист не требую посвящать меня в военную тайну и мельчайшие подробности произошедших трагедий. Но я выполняю свою работу, освящая ЧП, и не понимаю, почему мне чинят препятствия и скрывают от меня очевидную информацию. 

Восемнадцатилетний танкист Евгений Тактаров из поселка Эльбан, который 30 января сгорел в танке, с детства мечтал пойти в армию и пошел добровольно, чтобы отдать долг Родине. Но Родина в лице пресс-службы и командования ВВО не посчитала нужным даже опубликовать его имя. Журналисты, пользуясь утечкой информации, искали данные о парне и его погибших товарищах в социальных сетях. О каком патриотизме можно вообще говорить при таком отношении! Зато наши пресс-службы умеют щедро одарять лояльных журналистов. Ведь, именно по этому критерию выбирали тех, кого удостоили наградой минобороны за ликвидацию последствий наводнения на ДВ? 

Я считаю, что министру обороны, генералу Сергею Шойгу стоило бы обратить внимание на те «органы дезинформации», что существуют в военных округах. Потому что такие вот примеры наносят нашей армии не меньший вред, чем все иностранные разведки. Слухи, которые появляются в отсутствие официальной информации, порождают страхи и отбивают любое желание отдавать своих детей в армию.



Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть


Система Orphus


Новости по теме:

Яндекс.Метрика