Самоизоляция: слон в посудной лавке 06.05.2020 22:55

Самоизоляция: слон в посудной лавке

Необходимо отдавать себе отчёт в том, что весной 2020 года Россия вошла в кризис, имея те социальные институты, которые были сформированы в течение последних двадцати лет. Очень важно не быть загипнотизированным кажущейся «новизной» происходящего, ведь нашу общественную жизнь формирует не столько вирус, сколько реакция на него со стороны уже имеющихся общественных учреждений.

В конце концов, возможности людей повлиять на новую инфекцию весьма ограничены, зато наше влияние на деятельность государственных органов – наша гражданская обязанность. Посткризисное будущее будет сформировано не вирусом, а реакцией различных людей и объединений на происходящее, поэтому те ключевые точки, которые станут решающими в борьбе с кризисом, следует искать в устройстве российского общества. Я убеждён, что ключевую роль здесь будут играть, в частности, качество и эффективность судебной системы и институт репутации предпринимателя, гарантирующие исполнение контракта. Вот перед нами предприниматель из Хабаровска, его зовут Олег.

Олег – субподрядчик, его работа связана со строительством и благоустройством в городе. Примерно за последние два года контрагенты дважды не оплатили выполненную им работу, если считать только те случаи, которые Олег сам расценивает как значительные. Убыток только от этих двух эпизодов составляет около двух с половиной миллионов рублей. Алексей Навальный считает важным, чтобы государство выплатило каждому жителю страны специальное антикризисное пособие. Я прекрасно понимаю точку зрения популярного оппозиционного политика, но одновременно я думаю и о том, что в очереди за двадцатью тысячами бюджетных рублей будет стоять и хабаровский предприниматель Олег. Он не виноват, но он окажется там просто потому, что в течение многих лет он был вынужден работать в государственной и общественной среде, которая не гарантирует исполнение контракта. Как она стала такой и что с ней делать – это тема для отдельного разговора. Сейчас давайте только отметим для себя, что любые институты, работающие на исполнение людьми обязательств друг перед другом – это тот стратегический пункт, от которого в существенной мере зависит устойчивость общества против кризисов и подлинная (а не мнимая) стабильность. В список таких институтов входит и репутация и судебная система и медиация, которую так долго пытались внедрить, но которая, похоже, так и не состоялась в качестве полноценного института. Примерно то же самое можно сказать и об отношениях между работодателями и работниками.

Мне, например, не удалось найти даже приблизительных оценок размеров задолженности, которая сложилась в стране как между частными предприятиями, так и между предприятиями и их работниками. Необходимо учитывать, что речь идёт не только о тех долгах, которые возникнут за время «самоизоляции», но и о тех, которые накапливались до этого. Например, обращение за юридической помощью в связи с невыплатой заработной платы вовсе не было редкостью в моей адвокатской практике в течение всех последних лет. Сейчас нет никакого смысла возражать против раздачи гражданам бюджетных денег: во-первых, это политическое решение, а не экономическое, а во-вторых, в некоторых случаях казённое пособие действительно спасёт кого-то от голода. Однако при этом стоит отдавать себе отчёт, что такая мера может рассматриваться только как аварийная – у неё очень близкий горизонт эффективности. По сути, раздавая сейчас деньги, государство отчасти будет расплачиваться за свою неспособность выступить в роли арбитра и гаранта исполнения контрактов.

В какой-то мере бюджетные деньги сейчас будут замещать людям те доходы, которые они недополучили не только непосредственно во время кризиса, но и до него, в том числе и из-за неисполнения договорных обязательств другими людьми и предприятиями. Как это бывало уже не раз, российское государство вынуждено «заливать» деньгами проблему недостаточности и дисфункции своих основных институтов. Другая институциональная сфера, которая требует к себе особенного внимания во время кризиса и непосредственно после него – это, конечно же, федеративные отношения. Я не устану это повторять: губернатор Хабаровского края должен быть в первую очередь подотчётен жителям региона. Хабаровчане прекрасно знают, какое неаппетитное зрелище представляет собой губернатор, все силы которого уходят на «поддержание хороших отношений с Москвой» - такая «власть» склонна удаляться в тёмные дебри отчётности и статистических показателей, покидая скучные реалии, в которых живёт край. В этом состояла одна из фундаментальных причин, по которым персональный состав высших должностных лиц в регионе сменился почти полностью за последние полтора года.

Однако, пандемия COVID-19 и последовавший за ней «режим самоизоляции», «подсветила» эту сферу с неожиданной стороны. Избранный осенью 2018 года губернатор Хабаровского края Сергей Фургал длительное время демонстрировал свою вовлечённость и заинтересованное участие в жизни региона. Довольно долгое время можно было говорить о благожелательном отношении дальневосточников к вновь избранной власти. Однако «окрик» из Москвы о том, что край недостаточно «борется» с пандемией, привёл к парадоксальному результату: в начале апреля, «без объявления войны» была перекрыта трасса, связывающая Хабаровский край с Еврейской Автономной областью. Здесь следует сделать оговорку: мост, который связывает два региона, начинается прямо в черте города Хабаровска, и многие хабаровчане живут в соседнем регионе, или, по крайней мере, часто там бывают. Мост – это, собственно, единственный сухопутный способ попасть с правого берега Амура на левый. Обнаружив однажды поутру, что проезд в родной город перекрыт, люди поспешили сообщить эту новость окружающим, и это вызвало чрезвычайный ажиотаж. Вышла информационная заминка: некоторые источники связывали «блокаду» с неким высокопоставленным чином в краевом ГИБДД, другие комментаторы расценивали происходящее как попытку хабаровского губернатора продемонстрировать верность московскому начальству.

Так или иначе, «всероссийская самоизоляция» начала приобретать в глазах хабаровчан очертания слона в посудной лавке, и это, конечно же, очень и очень прискорбно. Я считаю, что произошедшее «перекрытие границы» – символ того глубокого недоверия к регионам, на котором строится почти вся московская политика. Разумеется, это эксцесс, но я думаю о том, что, если даже эта, относительно небольшая угроза, сопровождается эксцессами такого рода, то как власть встретит по-настоящему серьёзную опасность?

Завершить этот разговор я хотел бы мыслью о том, что по-разному устроенные общества будут по-разному реагировать на кризис и получат разные результаты. Я уверен, что решающее значение для выхода из кризиса будут иметь те социальные и политические институты, которые позволят гарантировать добросовестное исполнение обязательств между людьми, между предприятиями, между регионами. Такие общественные институты максимально облегчат для бизнеса планирование его собственной хозяйственной деятельности. Кроме того, они позволят всем быть уверенными в том, что для получения заработанных денег не придётся ещё и вступать в какой-то конфликт со своим контрагентом. Всё это вместе укрепляет общественную солидарность и служит основой для успешного преодоления любых кризисов, и текущий кризис не является исключением из этого правила.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть


Система Orphus


Новости по теме:

Яндекс.Метрика