Хабаровчане не умеют инвестировать в антиквариат – Олег Константинов 06.02.2013 10:00

Хабаровчане не умеют инвестировать в антиквариат – Олег Константинов

По оценкам международных экспертов в 2012 году общий рынок антиквариата в России составил около 2 миллиардов долларов. Практически 90% всех сделок было совершено в «сером» сегменте этого рынка. Прочему Хабаровский край оказался «за бортом» этих процессов, Rigma.info рассказал хозяин единственного в краевом центре антикварного салона «Кабинетъ» Олег Константинов

– Олег Олегович, в чем специфика регионального рынка антиквариата?

– В его отсутствии. На Дальнем Востоке нет антикварных домов, не проводятся аукционы, а все немногочисленные салоны сосредоточены, в основном, во Владивостоке. Столица Приморья вообще в большом «плюсе»: там около пяти салонов, люди активно покупают и продают предметы старины.

Что мешает хабаровчанам приобщаться к истории таким способом?

– Во-первых, общий низкий уровень культуры: у нескольких поколений не воспитывался элементарный эстетический вкус. К примеру, хабаровчане покупают сегодня дорогие посеребренные наборы китайской посуды, которая оставляет во рту привкус дешевого металла, а через два-три месяца безнадежно теряет блеск и покрытие. А ведь сегодня среднему классу по карману старинная столовая посуда из серебра: во-первых, она эстетически привлекательна, во-вторых, служит по прямому назначению столетиями, наконец, наследники в трудный час всегда могут ее продать.

У состоятельных хабаровчан другая проблема: они до сих пор не осознали, что антиквариат – это не только «культурное» хобби, но и доходное размещение капитала. Это же безумие: привезти из Египта стопроцентно фальшивый папирус, вставить его в раму стоимостью 10 тысяч рублей и «украсить» стену кабинета. Мало того, что это полнейшая безвкусица, такая вещь не станет антиквариатом даже через сто лет.

Антиквариат – надежные инвестиции. Москвичи и петербуржцы давно поняли, что купленный сегодня серебряный портсигар через пару лет вырастет в цене в несколько раз. В Хабаровске есть мультимиллионеры. Но мало кто приходит в салон с вопросом: во что вложиться?

В какой антиквариат сегодня выгоднее всего инвестировать?

– Трудно прогнозировать рост цен в условиях инфляции. Например, наш советский фарфор 40-х-50-х годов: его стоимость в течение года росла быстрее, чем цены на недвижимость. Сейчас рост приостановился, так как рынок наводнили подделки. Их в основном поставляет Украина. Украинский антикварный «контрафакт» – некачественный, его распознает даже коллекционер-любитель. Сложнее с подделками, которые подпольно производит Ленинградский фарфоровый завод. У них всё на месте: трещины-кракелюры, клейма. Такую добротную фальшивку распознает только опытный эксперт.

Беспроигрышные варианты: иконы и нумизатика – золото и серебро Российской Империи. Ни монеты Островов Кука, ни североамериканские серебряные доллары XIX века серьезного собирателя не интересуют. Это аксиома: в любом государстве ценится отечественный антиквариат, связанный с историей и культурой родной страны.

Активные собиратели икон были еще при царе-батюшке: полтора столетия назад богатые старообрядцы искали иконы XVI века. Спрос на эти иконы был большой, стоили они дорого – тысячи рублей за доску, и иконописные мастерские Мстёры наладили целое производство «древних» фальшивок. Писали на старых досках, имитировали трещины, сетку морщин. Сейчас даже музеи уровня Третьяковской галереи подчас не в состоянии определить, с какой иконой они имеют дело: со средневековой или поздней подделкой.

Китайцы в каком-то смысле честнее: они уже несколько столетий массово производят «средневековый антиквариат», но в салонах Пекина вам честно скажут: «это подделка, которой триста лет». Не специалисту идентифицировать такой артефакт крайне сложно. Эти раритетные китайские «фейки» часто всплывают на американских интернет-аукционах, где уходят за десятки тысяч долларов.

Чтобы не стать обладателем подделки, нужна гарантия подлинности предмета. Кто в Хабаровском крае предлагает услуги эксперта в этой области?

– Официальный эксперт в нашем государстве один – Росохранкультура. Насколько компетентны ее эксперты – большой вопрос. Да простят меня сотрудники ведомства, но, на мой взгляд, настоящих специалистов там нет.

Проверено практикой?

– Да. Например, вы хотите вывезти за рубеж некий предмет, в котором, таможенники теоретически могут разглядеть культурную ценность, не подлежащую вывозу за рубеж. Вам нужен документ, который снимал бы все вопросы. Вы подаете в Росохранкультуру заявление, они дают номер телефона «своего» эксперта. Цена такой экспертизы договорная, это может быть и тысяча и сто тысяч рублей. Я знаю в Хабаровске «экспертов», которые размещают фото предмета на специализированных форумах коллекционеров: «ребята, подскажите!». Такой вот уровень экспертизы. То есть гарантию подлинности дает не специалист, а интернет-сообщество любителей старины. А эта публика часто заинтересована в том, чтобы искусственно занизить стоимость вашей вещи. Они либо безапелляционно объявляют предмет «фейком», либо утверждают, что цена ему – «три копейки». Делается это в расчете на то, что вещь редкую и дорогую они же смогут купить у вас по демпинговой цене.

Хорошие специалисты есть в хабаровских музеях. Но они редко выступают официальными экспертами. Их мнение, как правило, заслуживает доверия, но оно не будет подкреплено документом. Впрочем, в Хабаровске есть примеры, когда даются исключительно положительные заключения на все, даже на откровенные подделки. Причем здесь нет личного интереса или корысти, только некомпетентность и безответственность, которыми многие пользуются.

Самые лучшие эксперты – сами коллекционеры: через их руки проходит много предметов; собиратели, как правило, хорошо «подкованы» в рамках своей темы, на уровне научных сотрудников.

В ситуации, когда нет спроса на «старину» и нет экспертов, легче продать антикварный предмет на западе страны.

– Разумеется. И не только проще, но и безопаснее: региональный рынок, к сожалению, исключительно «черный». Самый ходовой товар у нас – советские награды времен второй мировой войны. Их продажу запрещает закон, но уголовное наказание не смущает продавцов: прибыль оправдывает риск. За сбыт государственных наград можно получить до трех месяцев ареста, год исправительных работ или заплатить штраф до 80 тысяч рублей. А так называемые «полководческие» ордена – Суворова, Ушакова, Кутузова, Богдана Хмельницкого – стоят десятки, а то и сотни тысяч долларов.

На Украине, кстати, продажа советских госнаград разрешена, и наши соотечественники спокойно покупают и продают их на украинских интернет-площадках.

Регалиями фронтовиков торгуют их внуки и правнуки?

– Как правило. Но не редкость и криминальное происхождение наград. Каждый День Победы – как это ни чудовищно – риск для ветерана с «иконостасом» на груди. Преступники могут наблюдать за ним в толпе, проследить путь фронтовика до квартиры. «Ведут» его, как правило, профессионалы, которым хватает беглого взгляда, чтобы оценить стоимость «кителя». К примеру, «звездочка» – Звезда Героя Советского Союза – стоит 15-20 тысяч долларов, орден Ленина – в пределах 2-х тысяч.… А если к наградам приложить «родные» документы и фотографии владельца-орденоносца, то сумма умножается на два. В результате «китель» дотягивает до 30-40 тысяч долларов. К сожалению, часто это цена жизни ветеранов-фронтовиков, которых грабители убивают в погоне за наживой.

Что еще предлагают сегодня на «черном рынке» Хабаровска? Есть ли предметы, связанные с историей города?

– Хабаровск – город сравнительно молодой, здесь не успел сформироваться «культурный слой». Это был город переселенческий, город военных и купцов. У нас, например, не было своей иконописной мастерской: хабаровский купец Василий Плюснин список иконы Албазинской божьей матери для Успенского собора заказывал в столице. Почему у нас нет старой мебели? Проще было обзавестись новой здесь, нежели везти через всю страну или морем. Словом, в Хабаровске река времени выбрасывает на антикварный берег мелкие осколки: фотографии, столовую посуду, фарфор…

Но история земли, на которой мы живем, это не только история государства российского. Территорию соседнего с нами Приморского края в VIII - X веках занимало государство Бохай – первое государство тунгусо-маньчжуров. Сегодня так называемые «чёрные копатели» находят в приморской земле такие артефакты, которых нет ни в одном музее мира. Здесь они уходят «за копейки», так как продавцы часто не осознают их уникальность. Покупатели – знатоки из столицы и Санкт-Петербурга. Они перепродают эти предметы на Запад: дальневосточная история уходит в Америку, Францию, Англию… Людям не хватает знаний, чтобы понять – какие сокровища лежат буквально у них под ногами. 


Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть


Система Orphus


Новости по теме:

Яндекс.Метрика