ТОР – это флагман кардинального улучшения условий развития – Александр Галушка 05.03.2014 14:10

ТОР – это флагман кардинального улучшения условий развития – Александр Галушка

Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка в рамках 11 Красноярского экономического форума рассказал агентству "Интерфакс – Дальний Восток" о работе ведомства над стратегией социально-экономического развития макрорегиона и новых подходах к реализации дальневосточных проектов, сообщила СИ Rigma.info пресс-служба Минвостокразвития. 

Александр Сергеевич, удалось ли вам договориться с Минэкономразвития о передаче полномочий по управлению ОЭЗ (особые экономические зоны) на Дальнем Востоке? 

- Возникновение института особых экономических зон несколько лет назад было большим шагом вперед. Благодаря новому законодательству произошла декриминализация ОЭЗ, имевшая место в 1990-х годах, однако сам институт на полную мощность не заработал. Например, на Дальнем Востоке портовая ОЭЗ "Советская Гавань" за пять лет существования не обрела ни одного резидента. 

Надо не стоять на месте, надо двигаться вперед. Президент страны поручил создать на Дальнем Востоке сеть территорий опережающего социально-экономического развития (ТОР). Мы исходим из того, что это должен быть институт, изначально ориентированный на обеспечение международной конкурентоспособности условий инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке в сравнении со странами АТР. 

На Красноярском экономическом форуме мы говорили, что специально для ТОР должны быть масштабные изъятия из тех правил госрегулирования, которые приводят к неконкурентоспособности условий развития на Дальнем Востоке. Поскольку в целом ряде случаев имеет место неэффективное, устаревшее регулирование. В России такой подход к реализации проектов развития уже опробован. Мы видим: успешная реализация Олимпиады в Сочи, проведение саммита АТЭС на острове Русский, запуск проекта по «новой Москве» и т.д. В основе своей все эти проекты имеют специальное законодательство, делающее кардинальные изъятия из общих правил регулирования. Когда нам нужно добиться масштабного результата на каком-то направлении, мы идем по пути изъятия из общих регулирующих правил. Практика показывает - все получается, причем, получается хорошо. Эта идея и лежит в основе концепции законопроекта о ТОР для Дальнего Востока, который мы разработали и по поручению премьер-министра 28 февраля направили в правительство РФ. 

То есть, по сути вы предлагаете заменить на Дальнем Востоке не сработавшую концепцию ОЭЗ на концепцию ТОР? 

- Законопроект, в случае утверждения, даст возможность применять лучшие техрегламенты, санитарные нормы и правила, таможенные процедуры, градостроительные решения и т.д. Он позволит получить высокое, самое современное качество условий развития на Дальнем Востоке. 

Для чего мы это делаем? Мы создаем закон о ТОР не ради ТОР. У них есть конкретный потребитель - инвестор, и он голосует деньгами. Если ТОР дает ему конкурентные преимущества по сравнению с другими странами, он сюда придет. Не дает - не придет. 

Здравый смыл ТОР в том, чтобы, используя лучший опыт стран Азиатско-Тихоокеанского региона, выиграть конкуренцию за инвестора и тем самым обеспечить экономическую активность и опережающее развитие Дальнего Востока. 

Сколько таких территорий опережающего развития предполагается создать? 

- Очевидно, что чем больше успешных ТОР будет создано на Дальнем Востоке - тем лучше. Мы ведем сегодня интенсивную практическую работу по полевому аудиту территории Дальнего Востоке, отбираем лучшие из возможных площадки для создания территорий опережающего развития. Это все - конкретные, практические вопросы и прикладная работа. Только проведя ее, мы сможем, не высасывая из пальца, ответить на вопрос: сколько ТОР можно создать в рамках старта проекта развития Дальнего Востока. 

Когда вы планируете ответить на этот вопрос? 

- В соответствии с поручением президента РФ мы планируем ответить на этот вопрос до 5 июня этого года. Вы говорили про изъятия регулирующих правил. 

Насколько наши регулирующие органы готовы услышать вас, действовать заодно? 

- Первичный ответ на этот вопрос можно будет дать в ближайшие дни. Если посмотреть поручение председателя правительства Дмитрия Медведева, то оно буквально сформулировано следующим образом: "федеральным органам исполнительной власти представить в правительство РФ предложения, предусматривающие радикальные меры по обеспечению конкурентоспособных со странами Азиатско-Тихоокеанского региона условий ведения предпринимательской деятельности и инвестирования на территориях опережающего социально-экономического развития Дальнего Востока, включая возможность изъятия из общих правил регулирования, действующих на территории РФ". Срок исполнения этого поручения наступает 5 марта. 

А если никто такие предложения не направит? 

- Пятое марта скоро наступит. Зачем гадать? Кроме того, важно обратить внимание на самый свежий в АТР закон о территориях опережающего развития, принятый 13 декабря 2013 года в Японии. Интересно, что в этот закон заложен схожий с нашим подход, а именно - ориентация на глобальную конкурентоспособность и масштабное изъятие из общих правил регулирования. И цель та же - создание благоприятных условий для прихода инвесторов. При этом в Японии благоприятный бизнес-климат, страна занимает 20-е место в мире в рейтинге Doing Business, а мы только хотим войти в двадцатку к 2018 году. 

Определены ли приоритетные отрасли развития дальневосточной экономики? 

- Конечно, у нас есть система представлений о приоритетах развития Дальнего Востока. Целый ряд отраслей здесь могут быть перспективными. Это нефте- и газохимия, рыбо- и лесопереработка, производство авиа- и автокомпонентов, судоремонт и судостроение, авиастроение, производство стройматериалов, сельское хозяйство и т.д. Но это ни в коем случае не закрытый список. 

Хотел бы подчеркнуть: чтобы эти приоритеты не были чисто номинальными, важен ключевой субъект приоритетного развития - инвестор. Его готовность вкладывать инвестиции - это залог реалистичности того или иного приоритета. Когда он готов вкладывать деньги, рисковать ими - значит, это подлинный, а не кажущийся приоритет. 

Помимо полевого анализа, о котором я сказал выше, мы находимся в постоянном общении с потенциальными инвесторами - как российскими, так и зарубежными. На прошлой неделе мы, например, встречались с японскими инвесторами, во встрече приняло участие более 120 крупных японских компаний. Мы с ними уже обсуждаем - чего им не хватает, какие риски они видят. Со своей стороны, мы предлагаем механизмы хеджирования этих рисков. И мы убеждены, что только проводя такую работу, можно вычленить подлинные приоритеты, которые не останутся на бумаге, а будут реализованными. 

Еще раз подчеркну: приоритет только тогда приоритет, когда за ним стоит готовность частного инвестора вкладывать серьезные инвестиции. До конца года, я думаю, перечень реальных приоритетов окончательно кристаллизируется. 

Кроме того, в рамках нашего общения с инвесторами возникают новые приоритеты, о которых раньше мы и не подозревали. Это более правильный подход, чем тот, который формируется в тиши кабинетов. В феврале правительство утвердило структуру единой системы институтов развития Дальнего Востока, в которую вошли все ваши предложения. 

Когда эти институты начнут работу? 

- Мы планируем до конца этого года решить все вопросы для запуска институтов развития и запустить их работу. 

Ранее на форуме в Красноярске отечественный политолог Сергей Караганов призвал регионы Сибири и Дальнего Востока воспользоваться нестабильной ситуацией на Украине с целью привлечения рабочей силы. Как вы смотрите на это предложение? 

- Это рациональное предложение. У нас в министерстве в ходе экспертных обсуждений такие же предложения звучали еще задолго до событий, которые сейчас происходят на Украине. Напомню, до революции 1917 года выходцы с Украины составляли 52% населения Дальнего Востока, и сегодня их здесь немало. Плюс такого решения состоит в том, что мы получим на Дальнем Востоке людей с той же идентичностью: когда нет языкового, ментального и культурного барьеров. 

Приоритет при создании новых рабочих мест, конечно, будет отдаваться жителям самого Дальнего Востока. Однако вполне очевидно, что одним из лимитирующих факторов ускоренного развития Дальнего Востока является малочисленность трудовых ресурсов. Качественным инвестициям нужны качественные, квалифицированные кадры 

Чем вы можете заинтересовать гипотетического жителя Харькова, чтобы он решился на переезд? 

- В первую очередь, человек едет за высокой заработной платой. Современные инвестиции несут новый уровень производительности, новую культуру производства, новые технологии, дают качественную работу и хорошую зарплату. 

Во вторую очередь, мы прекрасно понимаем, что нужно решать вопросы социально-бытового обеспечения. Они понятны любому человеку, который хоть на минуту спроецирует на себя возможность переезда. Эти вопросы, как и многие другие, мы рассматриваем вместе с заместителем председателя правительства, полпредом президента в ДФО Юрием Трутневым, экспертами и специалистами. Мы проанализировали имеющиеся в стране госпрограммы по различным направлениям - образованию, здравоохранению, жилью, транспорту и т.д. И работаем над тем, чтобы в рамках этих программ был четко выражен приоритет опережающего развития Дальнего Востока. 

Прежде чем появятся новые рабочие места, в любом случае пройдет какое-то время. А ситуация на Украине развивается уже сейчас. 

- В определенном ключе ситуация на Украине развивается уже 21,5 год. Можно делать выводы – за два с лишним десятилетия ВВП на душу населения на Украине не достиг даже советского уровня. Поэтому я бы не отталкивался от локальных острых событий, а исходил бы из долгосрочных устойчивых тенденций в отношении Украины. 

В последнее время слышны призывы расширить зону ведения Минвостокразвития на Восточную и даже Западную Сибирь. Как вы их оцениваете? 

- Мне кажется, что с точки зрения деятельной модели работы это не своевременно. 

Почему? Потому что один из факторов неуспеха территории опережающего развития - это когда берутся за все и сразу. Мы хотим сфокусироваться, хотим добиться реального результата, особенно в начальной точке, самой сложной. Всегда самое сложное - это старт-ап, когда требуется концентрация ресурсов. Много неуспехов, в том числе и в АТР, было из-за размывания ресурсов, размывания повестки. 

Можно ли говорить о том, что Минвостокразвития ведет работу в "ручном режиме"? 

- Это не ручное управление, а индивидуальный подход и тонкая настройка, это очень четко надо разделять. Главный субъект экономического развития, который несет инвестиции - это инвестор. Любой инвестор - это клиент. Любой инвестпроект - это очень индивидуальная история со своим конкретным индивидуальным профилем: профилем рисков, профилем потребности в инфраструктуре, профилем продаж, профилем рынков, профилем потребности в кадровых ресурсах и т.д. Когда вы этой конкретной потребности не понимаете и что-то предлагаете, это то же самое, что "стрелять не целясь". А вот когда вы это понимаете, вы нацелились верно, и можете удачно "выстрелить". Индивидуальную, клиентоориентированную работу с инвесторами будет вести Агентство по привлечению инвестиций. 

Есть ли надежда, что, реализовав ряд крупных проектов, инвесторам будет проще на этих территориях? 

- Конечно. Наша среднесрочная задача - это рациональный управляемый переход от первых единичных проектов к конвейеру по поддержке проектов. Конвейеру, который не исключает индивидуальный подход, а позволяет масштабировать результат. 

Понимаю, что глупо было бы 10 лет назад спрашивать у Марка Цукерберга, когда он создаст крупнейшую в мире социальную сеть. Однако вы перед собой ставите задачу создания конвейера из "цукербергов". Поэтому вопрос - когда увидим результат вашей работы? 

- Когда в конце 1970-х годов в Китае стартовала программа создания территорий опережающего развития, задача была запустить первые проекты. Когда первый опыт наработан, есть результат, то была поставлена следующая задача - не просто его повторить, а сделать, чтобы он стал более масштабным. Управление в ситуации, когда у нас старт-ап, так и строится. Мы начинаем, этого не делалось, но это нужно сделать, и сделать успешно. В целом мы понимаем горизонт. Считаем, что в ближайшие 7-8 лет нужно удвоить ВРП на Дальнем Востоке, нужно привлечь не менее 3 трлн рублей частных инвестиций. Мы хотим двигаться быстро, мы не хотим терять время - это точно. 

Губернаторский корпус готов к реализации этих задач? Слышит, помогает? 

- Могу поделиться своими личными ощущениями: практически у всех губернаторов Дальнего Востока - жажда на развитие. Ее диктует сама жизнь, поэтому другого выбора нет.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть


Система Orphus


Новости по теме:

Яндекс.Метрика